" . A Á B C D E É F G H I Í J L M N O Ó P Q R S T U Ú V А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 
  • O ALTITŪDO  —  О глубина!Послание ап. Павла к Римлянам, 11.33: O altitudo divitiarum sapientiae et scientiae Dei! Quam incomprehensibilia sunt judicia ejus et investigabiles viae ejus! "О глубина премудрости и всеведения Бога! Сколь непостижимы его помыслы и неисповедимы его пути!"O altitudo! Житие и деяния великого сановника николаевского времени [ В. Н. Панина ] и его верного оруженосца М. Топильского никогда не были описаны с такой глубиной и последовательностью.( А. И. Герцен Граф В. Н. Панин.)
  • O DIEM PRAECLĀRUM!  —  О славный день!Когда вы побудете со мною дольше, легкое знакомство, которое мы сейчас завязываем, перейдет в короткие отношения, а последние, если кто-нибудь из нас не сделает какой-нибудь оплошности, закончатся дружбой, - o diem praeclarum! - тогда ни одна мелочь, если она меня касается, не покажется вам пустой или рассказ о ней - скучным. (Лоренс Стерн, Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена.)
  • O FALLĀCEM HOMINUM SPEM  —  О обманчивая надежда человеческая!Цицерон, "Об ораторе", III, 2, 7.- Обращаясь к изложению в диалоге "Об ораторе" речи Л. Лициния Красса, одного из наиболее прославленных своих предшественников в красноречии, Цицерон с горечью вспоминает, что через десять дней после изображенной в этом диалоге беседы Красе умер.O fallacem hominum spem -. Ожидаемое развлечение не состоялось, и таким образом единственное пятно, лежавшее на прессе, сослужившей такую блестящую службу в деле открытия скопинских дебоширств, стушевывается до нуля. (А. П. Чехов, Дело Рыкова и комп..)[ Кулыгин (целует Ирине руку): ] Прощай. Завтра и послезавтра целый день отдыхать. Всего хорошего. Чаю очень хочется. Рассчитывал провести вечер в приятном обществе и - o fallacem hominum spem. (Он же, Три сестры.)
  • O MIRATŌRES!  —  О поклонники!Парафраза, см. Ó imitátorés, servúm pecus! Что же мы подумаем о писателе, который из поэмы "Корсар" выберет один токмо план, достойный нелепой испанской повести, и по сему детскому плану составит драматическую трилогию, заменив очаровательную глубокую поэзию Байрона прозой надутой и уродливой, достойной наших несчастных подражателей покойного Коцебу? - вот что сделал г-н Олин, написав свою романтическую трагедию "Корсер", - подражание Байрону. Спрашивается: что же в байроновой поэме его поразило - неужели план? O miratores!.. (А. С. Пушкин, О трагедии Олина "Корсер".)
  • O QUAE BEATAM DIVA TENES CYPRUM ET MEMPHIN..  —  О ты, богиня, которая владычествует над счастливым Кипром и над Мемфисом...Гораций, "Оды", III, 26, 9-12:O quáe beátam díva tenés Cypr(um) etMemphín caréntem Síthoniá nive,Regína, súblimí flagélloTánge Chloén semel árrogántem.О золотого Кипра владычицаИ стен Мемфиса, вечно бесснежного!Молю, твоим бичом высокимРаз хоть коснися надменной Хлои.(Перевод А. Семенова-Тян-Шанского)- Обращение к Венере.
  • O TEMPORA! O MORES!  —  О времена! О нравы!Цицерон, "Речь против Катилины", I, 1: O tempora, o mores! Senatus haec intellegit, consul videt; hic tamen vivit. "О времена, о нравы! Сенат это понимает, консул видит, а он [ Катилина ] живет".В Питере, перед выездом я только и слышал, что о шайке воров с Тришатным и Добрыниным во главе [ о раскрытии хищений денег генерал-лейтенантом А. Л. Тришатным и генерал-лейтенантом П. И. Добрыниным. - авт. ]; по приезде в Париж только и буду слышать, что о воре Тесте [ французский министр юстиции, член палаты пэров, приговоренный за взяточничество к трем годам тюремного заключения. - авт. ] и других ворах, конституционных министрах, только подозреваемых, но не уличенных еще вором Жирарденом. [ журналист, имевший большое влияние в политических и литературных кругах. - авт. ] O tempora! O mores! О XIX век! (В. Г. Белинский - В. П. Боткину, 7.(19.)VII 1847.)O tempora, o mores! Цицерон, которого я тогда не читал, кажется всегда и везде кстати. Замоскворечье; хорошенькая, веселенькая. красиво меблированная квартира во втором этаже. Хозяйка, лет 25, красивая, всегда наряженная брюнетка с притязанием на интеллигенцию, с заметной и для меня, подростка, склонностью к мужскому полу, с раннего утра до ночи одна с маленьким сыном, няней и учителем, кандидатом университета, рослым и видным мужчиной, Путиловым... Хозяйка и учитель остаются наедине в двух больших комнатах, пьют чай, запирают и входные и выходные двери, - и так на целую ночь до рассвета. Ежедневно одна и та же история.(Н. И. Пирогов, Вопросы жизни. Дневник старого врача.)Воспитание я получил классическое, но без древних языков. В то время взгляд на классицизм был особенный: всякий, кто обнаруживал вкус к женскому полу и притом знал, что Венера инде называется Афродитою, тем самым уже приобрел право на наименование классика. Все же прочее, более серьезное, как-то "o tempora, o mores!", "sapienti sat", "caveant consules" и т. д., которыми так часто ныне украшаются столбцы "Красы Демидрона", - все это я почерпал уже впоследствии из "Московских ведомостей". (М. Е. Салтыков-Щедрин, Современная идиллия.)[ Аграфена Платоновна: ] Уж и вы, Иван Ксенофонтыч, как погляжу я на вас, заучились до того, что русского языка не понимаете. Самодур - это называется, коли вот человек никого не слушает, ты ему хоть кол на голове теши, а он все свое. Топнет ногой, скажет: кто я? Тут уж все домашние ему в ноги должны, так и лежать, а то беда... [ Иван Ксенофонтыч: ] O tempora, o mores! (А. Н. Островский, В чужом пиру похмелье.)Я вам покажу кузькину мать! Я человек, который с характером! Со мной, брат, шутки не шути, ежели хочешь жив быть! Не дыхни! И это говорит... Кто же? бывший редактор, писавший в своей газете передовые! O tempora с двумя восклицательными знаками! (А. П. Чехов, Осколки московской жизни.)Корреспондент "Харьковских губернских ведомостей" сообщает следующую историю: "Один из помещиков харьковской губернии отлучился на днях в Харьков, а оставшийся в имении управляющий решил "с треском" отпраздновать свои именины и задал в барской усадьбе пир. Часу во втором ночи разгоряченной фантазии управляющего вспомнилось описание "боя быков в Испании" и он пожелал потешить себя этим зрелищем. С этой целью он приказал псарю привести в сарай молодого бугая и устроить с последним бой по примеру испанского... Волостной писарь, не удостоившийся приглашения "на бал" и "бой быков", из мести возбудил дело "о неблагородности деяний" и закончил свой донос словами; "по российским законам, бой быков в России не должен быть приживаем". Поневоле воскликнешь: o tempora, o mores! (M. М. Коцюбинский, Статьи из газеты "Волынь".)□ Я прочел очень милую комедию Грильпарцера из Вены "Горе тому, кто лжет", она значительно выше всей той дребедени, которая именуется в наше время комедией. Там и сям дает себя чувствовать благородный, свободный дух, придавленный непосильным бременем австрийской цензуры. Ясно видишь, каких усилий стоит автору изобразить аристократа-дворянина так, чтобы не шокировать цензора-дворянина. O tempora, o moria, Donner und Doria. [ Энгельс шутливо искажает латинское выражение для рифмы с "Donner und Doria" ("Черт возьми"), вводя вместе с тем вместо mores "нравы" moria "глупость". - авт. ] (Ф. Энгельс - Фридриху Греберу, 9.XII [ 1839 ] - 5.II [ 1840 ].)
  • O TEMPORA, О MORES!  —  о времена, о нравы!
  • O UBI CAMPI...  —  О, где поля...Вергилий, "Георгики", II, 486:Ó ubi cámpiSpércheósqu(e), et vírginibús baccháta Lacáenis.Táyget(a)! Ó qui mé gelidís in vállibus HáemiSístat, et íngentí ramórum próteget úmbra!О там, гдеСперхий в полях и Тайгет, где лакедемонские девыВластвуют! О, кто меня унесет в прохладные долыГема и приосенит ветвей пространною тенью.(Перевод С. Шервинского) ср. Ó rus! quánd(o) ego t(e) áspiciam! О Люсиль, бежим, бежим от этой смертоубийственной борьбы, которая губит других и, может быть, погубит самих борцов! Что если и нас тоже - тебя, нашего маленького Горация... Ах, как бы я хотел снова стать никому неизвестным человеком! Где то убежище, то подземелье, в котором я со своей женой, ребенком и книгами мог бы укрыться от посторонних взоров? O ubi campi... (Ромен Роллан, Дантон.)
  • O VITAE PHILOSOPHIA DUX!.. TU URBES PEPERISTI, TU DISSIPĀTOS HOMINES IN SOCIETĀTEM VITAE CONVOCASTI  —  О философия, вождь жизни!.. Ты породила города, ты созвала разрозненных людей в сообщество жизни.Цицерон, "Тускуланские беседы", V, 2, 5.А посему, наставник и друг, Семен Иванович, воскликнем вместе с латинским классиком, но относя слова его к святому безумию рода человеческого: "Tu urbes peperisti, tu homines dissipatos in societates convocasti!" (А. И. Герцен, Aphorismata по поводу психиатрической теории д-ра Крупова. Сочинение прозектора и адъюнкт-профессора Тита Левиафанского.)
  • O, SANCTA SIMPLICITAS!  —  О, святая простота!Фраза приписывается чешскому реформатору, герою национально-освободительного движения Яну Гусу. По преданию, Гус, сжигаемый на костре, произнес эти слова, когда какая-то старушка из благочестивых побуждений подбросила в костер охапку хвороста.И Энгельс, с характерной для него бодрой иронией, приветствует последние шаги мирового капитализма: к счастью, - говорит он, - достаточно еще нераспаханных степей осталось, чтобы дело и дальше так же шло. А добрый г. Н-он [ Н. Ф. Даниельсон (1852-1925) - экономист, общественный деятель народнического направления. - авт. ] a propos de bottes [ Ни к селу, ни к городу; некстати (фр.) - авт. ] вздыхает о старинном "мужике- землепашце", об "освященном веками"...застое нашего земледелия и всяческих форм земледельческой кабалы, которых не могли поколебать "ни удельные безурядицы, ни татарщина", и который начал теперь - о, ужас! - самым решительным образом колебать этот чудовищный капитализм! O, sancta simplicitas! (В. И. Ленин, Развитие капитализма в России.)Левин не понимал, зачем было враждебной партии просить баллотироваться того предводителя, которого они хотели забаллотировать. - О, sancta sitnplicitas! - сказал Степан Аркадьевич и кратко и ясно растолковал Левину, в чем дело. (Л. Н. Толстой, Анна Каренина.)Одною из заветных формул того времени была "Святая простота". В ней заключалось нечто непререкаемое, и при упоминании об ней оставалось только преклоняться. Но употребляли ее неразборчиво и нередко смешивали с пошлостью и невежеством. Это уже было заблуждение, которое грозило последствиями очень сомнительного свойства. Крестьянство задыхалось под игом рабства, но зато оно было sancta simplicitas; чиновничество погрязло в лихоимстве, но и это было своего рода sancta simplicitas; невежество, мрак, жестокость, произвол господствовали всюду, но и они представляли собой одну из форм sancta simplicitas. Среди этих разнообразных проявлений простоты дышать было тяжело, но поводов для привлечения к ответственности не существовало. (М. Е. Салтыков-Щедрин, Пошехонская старина.)Вы заявили в ответ на ту проповедь, будто я знаю, кто мой анонимный защитник. Но ведь это неправда! Я не обвиняю вас во лжи - вы, вероятно, просто ошиблись. Имя этого человека мне неизвестно до сих пор. - Склонив голову набок, точно ученый дрозд, Овод внимательно посмотрел на кардинала, потом откинулся на спинку стула и громко захохотал: O s-sancta simplicitas! Такая невинность подстатъ аркадскому пастушку! Неужели не догадались? (Этель Лилиан Войнич, Овод.)
  • O, SI SIC OMNIA!  —  О, если бы так всё!Мы уверены, что все читатели "Фауста" отрадно отдохнут на следующих стихах. - Прекрасно... О, si sic omnia! Мы сказали, что по нашему понятию, напрасно г. переводчик заставил Мефистофеля глумиться, (И. С. Тургенев, "Фауст", соч. Гете.)
  • OB TURPEM CAUSAM  —  По постыдному поводу; из-за постыдной причины.Ясно, что философия дала лишь имя разбираемому иску - ob turpem causam, основания же для его учреждения были не этические, а юридические. (ЖМНП, 1907.)
  • OBITER DICTUM  —  Сказанное попутно, к слову.Я иногда думаю, - продолжал он изменившимся голосом, - что мы все сошли с ума и что лишь животные сохраняют благословенный разум, который некогда считался чисто человеческой добродетелью. Не записывайте это, - быстро добавил он, - у всех бывают минуты слабости. Это было лишь obiter dictum. (Джон Голсуорси, Пылающее копье.)
  • OBJECTUM QUAESTIŌNIS  —  Предмет рассмотрения.Собственное содержание законодательной власти (поскольку между господствующими особыми интересами и objectum quaestionis не обнаруживается серьезного конфликта) рассматривается во Франции как нечто второстепенное. (К. Маркс, К критике гегелевской философии права.)
  • OBLIGATIO IMPOSSIBILIUM  —  Обязательство, которое невозможно выполнить.Только горькая судьба заставляет крестьянина-хозяина браться за невыгодные для него сдельные работы на невозможных условиях, близких к obligatio impossibilium. По большей части нарушителем договора крестьянин здесь является поневоле. (Русская мысль, 1907.)
  • OBLIGATIO SUB FIDE NOBILI  —  Обязательство под честное слово; устное обязательство, основанное на взаимном доверии.
  • OBSCURA REPERTA  —  Темные открытия.Лукреций, "О природе вещей", I, 136-37:Néc m(e) animí fallít Grajór(um) obscúra repértaDífficil(e) ínlustráre Latínis vérsibus ésse.Не сомневаюсь я в том, что учения темные грековЯсно в латинских стихах изложить затруднительно будет.(Перевод Ф. Петровского)Заслуга его [ Кузена ] в том, что он сделал памятными и общедоступными во Франции эти obscura reperta, мрачные затворы двух глубоких и восторженных мыслителей [ Шеллинга и Гегеля ], изложив их соответственно своему ясному и блестящему разумению. (Н. К. Козмин, Из истории русской литературы тридцатых годов.)
  • OBSCĒNUM EST DICERE, FACERE NON OBSCĒNUM  —  Говорить зазорно, делать не зазорно.Цицерон, "Об обязанностях", I, 35, 127: Quarum partium corporis usus sunt necessarii, eas neque partes neque earum usus suis nominibus appellant: quodque facere turpe non est, modo occulte, id dicere pbscenum est. "Что касается частей тела, пользоваться которыми необходимо, то их и пользование ими не называют их именами. И то, что делать не постыдно, только бы это делалось неявно, называть непристойно" (Перевод В. Горенштейна).Все наше воспитание направлено к тому, чтобы сделать для нас наше тело позорным и стыдным; на целый ряд самых законных отправлений организма, предуказанных природою, мы приучены смотреть не иначе, как со стыдом; obscenum est dicere, facere non opscenum (говорить позорно, делать не позорно) - характеризует эти отправления Цицерон. (В. В. Вересаев, Записки врача.)
  • OCCIDÍT MISERÓS CRAMBÉ REPETÍTA MAGÍSTROS  —   см. Crambe bis cocta Все та же повторяемая капуста убивает несчастных учителей.
  • OCULIS NON MANIBUS  —  Для глаз, но не для рук.Я привожу теперь в порядок или только еще разбираю на досуге старые бумаги мои. Сколько сокровищ, сколько для меня воспоминаний... Сколько стихов, прозы и особливо посланий! Какая бы покормка для тебя! Если будешь здесь, то попотчиваю тебя несколькими книгами, но только oculis, non manibus. (А. И. Тургенев - П. А. Вяземскому, 10.IV 1825.)Тут увидите принцессу, которая спит в венчике прекрасного цветка, мила до крайностей, но что проку: oculis, non manibus... И вот ее увеличивают в микроскоп и делают из нее препорядочную барышню. (А. И. Герцен, Гофман.)Полиция обвиняется палатою в том, что она не решилась произвести обыск и ограничилась мерами негласного наблюдения, причем только и мог быть наружный осмотр oculis non manibus, и притом не искренний, а под маскою. (В. Д. Спасович, Речь в защиту Мровинского в сенате.)
  • ODERINT DUM METUANT  —  Пусть ненавидят, лишь бы боялись.Слова Атрея из названной его именем трагедии Акция, часто цитируемые у римских писателей (Цицерон, "Филиппики", I, 14, 34; "В защиту Сестия", 48, 102; "Об обязанностях", I, 28, 94; Сенека, "О гневе", I, 20, 4 и др.).По свидетельству Светония ("Калигула", XXX), это было любимейшим изречением императора Калигулы: Tragicum illud subinde jactabat: oderint, dum metuant. "Он постоянно повторял известные слова из трагедии: пусть ненавидят, лишь бы боялись".□ В парафразе см. Oderint dum probent Пятнадцать лет тому назад я бросил в глаза Романову и его клевретам угрозу, что их политика oderint dum metuant (пусть ненавидят, лишь бы боялись) приведет их к гибели. Не прошло двенадцати лет, как мое предсказание исполнилось, и в такой мере, как ни я и никто, конечно, не ожидал. (К. А. Тимирязев, Русский англичанину об интервенции.)Через полвека мы стоим снова на пороге второго и более важного освободительного периода. Снова предстоит выбор: мирный прогресс на почве гражданской свободы или oderint dum metuant, со всеми его ужасными последствиями, - tertium non datur. (Он же, Академическая свобода.)
  • ODERINT DUM PROBENT  —  Пусть ненавидят, лишь бы поддерживали.Парафраза, см. Oderint dum metuant Светоний ("Тиберий", 59) приводит это изречение как ответ императора Тиберия на доходившие до него анонимные стихи, клеймившие его деспотизм.
  • ODIUM  —  Ненависть; предмет ненависти; нарекания.О конференции ничего еще не знаем. Уговорите, пожалуйста, Кольцова [ Гинзбурга ] и еще кого-либо из "Социал-Демократа" согласиться. Ведь это еще ни к чему не обязывает, а с нас снимает odium нежелания прекратить распри. (В. И. Ленин - П. Б. Аксельроду, 1.VI 1901.)Необходимость университетского суда - такая ложка дегтя, которая в состоянии отравить целую бочку университетской автономии. Этот его характер вызван обоими элементами, неизбежно присущими всякому суду: элементом следствия и элементом кары. Следствие - это значит, донос и допрос: надлежит вызвать первый и произвести второй. Я думаю, вряд ли найдется другая пара понятий, более противная академическому складу ума и характера, чем эта. Инспекцию, бравшую на себя раньше весь odium по этой части, мы отменили; но этим самым мы, хотя бы и в самой скромной доле, поставили себя на ее место. А в этом деле и самой скромной доли достаточно. (Ф. Ф. Зелинский, Университетский вопрос в 1906 г..)
  • ODIUM GENERIS HUMĀNI  —  Ненависть к роду человеческому.Что касается нашей брошюры, то невыгода нашего положения заключается в том, что лично нам приходится обороняться и что мы не можем отвечать ложью на ложь. Вторая невыгода состоит в том, что публика, то есть филистерство, нас заранее ненавидит; нас обвиняют, если и не в том, что мы питаем odium generis humani, то во всяком случае в том, что мы питаем odium generis буржуа, а ведь для них это одно и то же. (Ф. Энгельс - К. Марксу, 2.II 1860.)
  • ODOR MORTIS  —  Запах смерти.Хозяин дома, седеющий литератор, попросил нашего внимания и осведомился, все ли мы слышали, что наряду с гиппократовым видом - facies Hippocratica - есть еще иной способ распознавания человека, к которому приближается смерть - odor mortis. (А. А. Измайлов, В бурсе.)
  • ODOR SPECIFICUS  —  Специфический запах.Стиль Абеля [ Абель, Карл (род. 1837) - немецкий филолог и журналист, корреспондент "Daily Telegraph" - авт. ] насквозь пропитан необходимым для "Daily Tele-graph" - этой бумажной клоаки мировой столицы - odor specificus. (К. Маркс, Господин Фогт.)Как ни бушевал Бруно [ Бауэр ] прежде против эгоизма, заклеймив его даже, как odor specificus массы, это не мешает ему на стр. 129 перенять у Штирнера эгоизм, - только это должен быть "не макс-штирнеровский" эгоизм, а, разумеется, бруно-бауэровский. (К. Маркс и Ф. Энгельс, Немецкая идеология.)
  • ODÍ PROFÁNUM VÚLGUS ET ÁRCEO  —  Презираю и прочь гоню невежественнуюГораций, "Оды", III, I, 1-4:Odí profánum vúlgus, et árceo.Favéte línguis! Cármina nón priusAudíta Musarúm sacérdos,Vírginibús puerísque cánto.Противна чернь мне, чуждая тайн моих,Благоговейте молча: служитель муз -Досель неслыханные песниДевам и юношам я слагаю.(Перевод Н. Гинцбурга)- Этой строкой Гораций начинает первое из шести стихотворений, объединенных общим идейным содержанием. В художественных образах здесь показаны гражданские идеалы, которые должна воплотить в жизнь эпоха Августа.Свою поэтическую проповедь Гораций рассматривает как священнодействие и обращается с ней к молодому поколению как к посвящаемым в служение этим идеалам.На это разукрашенное таким количеством и претендующее на то, чтобы показаться "злым" письмо [ Фрейлиграта ] [ Фрейлиграт, Фердинанд (1810-1876) - немецкий поэт. - авт. ] я, при данных обстоятельствах, естественно, мог ответить только в очень умеренном тоне. Так что я сразу же написал: "Дорогой Фрейлиграт! Я не состою ни письмоводителем, ни адвокатом Либкнехта. Тем не менее, я передам ему копию относящихся к нему выдержек из твоего письма. Заявление, которое я одно время собирался было сделать, я не стану публиковать, памятуя: "Odi profanum vulgus et arceo". (К. Маркс - Ф. Энгельсу, 10.XII 1859.)Г. Чичерин как человек молодой далеко превзошел высоким парением мыслей и широтою взгляда обоих петербургских рыцарей. Odi profanum vulgus et arceo... - восклицает он, или в русском переводе г. Леонтьева: "терпеть не могу вас, буяны, осмеливающиеся судить о профессорах" (odi profanum vulgus). Я вас всех в квартал отправлю (et arceo)! молчать! (Favete linguis). (Н. Г. Чернышевский, Опыты открытий и изобретений.)Приветствую братьев в новом 1761 году во имя Бога и разума и говорю им: "братья мои, "odi profanum vulgus, arceo". Я думаю только о братьях, только о единомышленниках. Вы - славное сообщество, следовательно, именно вам надлежит управлять народом, перед которым исчезают все брошюрки и все газетки фальшивых христиан и для которого остается разум. (Вольтер - Гельвецию, 2.I 1761.)В обычные повседневные минуты жизни лорд Байрон считал себя вельможей; это была броня, в которую облекалась эта тонкая и глубоко чувствительная к оскорблениям душа, защищаясь от бесконечной грубости черни. Odi profanum vulgus et arceo. (Стендаль, Воспоминания о лорде Байроне.)
  • ODĒRUNT POĒTAS  —  Поэтов ненавидят.Гораций, "Сатиры", I, 4, 33:Ómnes hí metuúnt versús, odére poétas. "Все они боятся стихов, ненавидят поэтов".- О людях, пороки которых отражены в сатирической поэзии.Принеси мне на будущей неделе список идиотов, которые строчат так называемые литературные отзывы в газетах. Тогда мы выставим свои "батареи". Но помни старое изречение дорогого Горация: oderunt poetas. (Гюстав Флобер - Ги де Мопассану, 3.V 1880.)
  • OHE, JAM SATIS EST  —  Эй, достаточно уже; эй, хватит уже.Гораций, "Сатиры", I, 5, 10-12:Jam nóx indúcere térrisÚmbras ét caeló diffúndere sígna parábat:Túm puerí nautís, puerís convícia náutaeÍngerer(e): "Húc adpélle"; "Trecéntos ínseris";"Ohe, jám satis ést".Ночь между тем расстилала уж тень, рассыпала уж звезды.Слуги с гребцами, гребцы со слугами стали браниться:"Эй, причаливай здесь! У тебя человек уже триста! Хватит!"(Перевод М. Дмитриева)- Описывая свою поездку из Рима в Брундизий, Гораций рисует посадку пассажиров на паром.Брата-комиссионера скоро не будет уже в благословенной уборами дамскими Франции. Сейчас читаю письмо его. Он готовится принимать в Мобеже государя императора и показывать ему героев его, читающих по Ланкастеровой методе русские книги, в Мобеже напечатанные! Ohe, jam satis est. (А. И. Тургенев - П. А. Вяземскому, 16.X 1818.)
  • OLEUM ADDERE CAMĪNO  —  Подливать масла в печь.Гораций, "Сатиры", II, 3, 321-22:Ádde poémata núnc, hoc ést ole(um) ádde camíno,Quáe siquís sanús fecít, sanús facis ét tu."Добавляй же стихи к стихам, подливай масла в печь: если кто это делал в здравом уме, то здраво поступаешь и ты".ср. Подливать масла в огонь
T: 0.474737886 M: 2 D: 1